Еще в январе 1918 г.

Еще в январе 1918 г.

Курс трудового права - Лушников А.М

До конца 1918 г. было
принято семь основных декретов СНК и ВЦИК, а в декабре 1918 г. принимается
Кодекс законов о труде (КЗоТ) РСФСР
href="#_ftn247" name="_ftnref247" title="">[247].
В этой связи можно констатировать, что советское трудовое законодательство
результатом первой систематизации имело сразу ко­дифицированный акт. КЗоТ 1918
г. имел девять разделов, 137 статей, а также введение и пять приложений. Для
него были характерны чер­ты, в той или иной мере присущие всему советскому
трудовому зако­нодательству в дальнейшем.

1.   Это
его идеологизированность. Конечно, трудовое законодатель­ство по определению
зависит от социально-политических факторов, но в советской России на первое
место выдвинулась именно идеоло­гия. Уже в п. V Введения КЗоТ 1918 г.
указывалось: «В предприятиях и хозяйствах, применяющих труд в форме
организованного сотрудни­чества. трудящимся должно быть предоставлено под
руководством Центральной Советской власти самое широкое самоуправление, на ко­тором
одном может быть основано плодотворное воспитание трудя­щихся масс в духе
социалистического и коммунистического строя». С этим связана определенная
декларативность первого КЗоТа, часть норм которого носила характер благих
пожеланий, не подкрепленных объективными возможностями их осуществления<>
style='mso-footnote-id:ftn248' href="#_ftn248" name="_ftnref248" title="">[248].

2.   Советскому
трудовому праву изначально свойственна легализа­ция и регламентация
принудительного труда, что иногда не без осно­вания называют его «первородным
грехом» или «родимым пятном». Еще в январе 1918 г. III Всероссийским съездом
Советов принимает­ся Декларация прав трудящихся и эксплуатируемого народа,
которая предусматривала всеобщую трудовую повинность. Первоначально она
применялась, по официальной терминологии, в отношении нетрудя- щихся классов,
эксплуататоров или богатых. Но постепенно она рас­пространилась на всех
трудоспособных граждан с 16 лет. В первом КЗоТе это было выражено особенно
четко. Символично, что раздел I назывался «О трудовой повинности», а завершающий
его раздел XI — «Об охране труда». Вместе с тем КЗоТ 1918 г. ввел
дифференциацию по классовому признаку, установив трудовую повинность в форме
прину­дительного привлечения к выполнению общественных работ в отноше­нии лиц,
не занятых общественно полезным трудом, для так называе­мых «нетрудящихся
классов, паразитических слоев общества». Впрочем, трудовая повинность в тот
период уже ничем не отличалась от обязан­ности трудиться и ее должны были
отбывать все трудоспособные гра­ждане. Все не имевшие работу объявлялись лицами
«без определенных занятий» и направлялись на общественные работы наравне с
«буржуя­ми». В период военного коммунизма трудовая повинность стала про­сто
всеобщей на основании Декрета Совнаркома РСФСР от 29 янва­ря 1920 г. «О
всеобщей трудовой повинности»
name="_ftnref249" title="">[249].
На смену субъектной дифференциации по классовому признаку пришел принцип
равенст­ва привлечения к труду, причем трудовая повинность осуществлялась
независимо от наличия постоянной работы в форме выполнения труда фактически
сверхурочно и бесплатно. Переводы без согласия работни­ка стали не исключением,
а правилом.