И попытался организовать доцентский курс.

И попытался организовать доцентский курс.

Командовать или подчиняться? - М.Е. Литвак

Далее
я стал регулярно проводить циклы по психо­терапии, которые шли с неизменным
успехом и соби­рали до 40 человек вместо 18 по плану. И попытался организовать
доцентский курс. Но мне опять повезло. У меня ничего из этого не получилось. Я
почувствовал себя одиноким. Но судьба в 90 году подсунула прекрас­ного
собеседника - белый лист бумаги. ВЫ знаете. ОН во всем был со мной согласен,
выслушивал все мои глупости. НЕ возражал, когда я отказывался от ранее
сказанного. Так в 1991 году появилась книжка «Пси­хологическое дзюдо». Вышла
она тиражом 100 экзем­пляров, потом 1000, потом в 1992 году - 50 тыс. При­шлось
мне выпускать книги за свой счет. Я организо­вал свое издательство и выпустил 4
маленькие книжки по неврозам, ПД, АУ И в 1994 судьба меня свела с мо­им
теперешним издателем, и издал в 1995 году книгу «Энциклопедия общения».

Судьба
его словами советовала мне бросить инсти­тут и начать заниматься писанием
только книг. Но сце­нарий оказался сильнее. Книги-то я писал, но для того, что
бы быть более убедительным при организации ци­кла психотерапии или кафедры. И я
благодарен судь­бе, что мне это не удалось сделать. Так появилось еще шесть
книг. И хотя я понимал, что у меня все мень­ше остается шансов стать хотя бы
доцентом, я все же наделялся. С 1994 года я стал писать заявления об
увольнении. В 1996 году - второе. Постепенно моя деятельность смещалась за
пределы института. Когда мне стало 60, я понял, что мое положение стало двой­ственным.
Пока еще жил мой непосредственный на­чальник, все как-то сводилось. Но когда он
умер и на­чалось кадровое движение, меня без понятной для ме­ня причины стала
обходить молодежь. Причем мне да­же не объясняли, почему так происходит. Почему
не я стал начальником учебной части, почему меня не про­водят в доценты.
Просить, как пенсионер, я не имел права. Я должен был сам решить и выяснить
причину. У меня появилось две версии: или меня держат из ми­лости, или надо
мной издеваются. Но милость мне не нужна, а издеваться над собой я не могу
позволить. С того момента, как умер мой друг и начальник, у меня появились
частые экстрасистолы (перебои в области сердца). Я никак не мог понять почему.
Я понял, что это сигнал судьбы, что мне нужно кардинально менять свою
деятельность. Я взял творческий отпуск, написал и защитил докторскую
диссертацию, которую, к моему счастью, ВАК не утвердил, а то начались бы поиски
профессорской должности. Я делал еще кое-какие те­лодвижения. Но все без толку.
Я решил уволиться. Что- то внутри моментально развязалось. И, как только я
подал заявление, экстрасистолы прекратились, исчез­ла двойственность положения.
Я понял, что это голос моей судьбы, и я уволился. Не хочу сказать, что мне
сейчас легко. Но, как говорят хирурги, состояние аде­кватно тяжести
хирургического вмешательства».