Я поинтересовался, в чем дело.

Я поинтересовался, в чем дело.

Командовать или подчиняться? - М.Е. Литвак

Эти
соображения у меня возникли лет 10 назад, ко­гда я был довольно успешным
психотерапевтом и да­же уже защитил кандидатскую диссертацию, да и не­плохо
читал лекции.

Так
вот, читаю я лекцию врачам. Большая часть груп­пы интенсивно записывает,
проявляя при этом боль­шой интерес. А один очень толковый курсант не запи­сывает,
пытается незаметно читать книжку и каждые 5—10 минут делает небольшие пометки в
тетради. Я поинтересовался, в чем дело. Оказалось, что он был у нас на
специализации 5 лет назад, очень подробно записал эту лекцию, а сейчас делает
отметки в тех ме­стах, где замечает что-то новое. Мне стало стыдно. Но это
оказалось очень полезным для меня. Я в корне поменял стиль чтения лекция и проведения
занятий. Но этот факт заставил меня проанализировать и про­шлые свои неудачи. И
все они произошли потому, что я остановился в своем развитии. Но получить обрат­ную
связь от членов формальной группы очень труд­но. Ведь все слушатели факультета
повышения врачей находятся в зависимости от преподавателя и правды говорить не
будут. Но ведь мне в свое время давала обратную связь только неформальная
группа.

Дала
ее она мне очень просто. Она распалась. Я то­гда во всем обвинял одного
антилидера, который, с мо­ей точки зрения, развалил группу. Я даже тогда назвал
его предателем, а после анализа стал благодарен ему за то, что он это сделал.
Кроме того, я написал статью о психологии предательства, которую опубликовал в
ме­дицинской газете в 1994 году, а затем она вошла в кни­гу «Психологический
вампиризм».

Я думаю, что эта история достаточно поучительна, и стоит ее мне вам
рассказать, мой дорогой читатель.

Началась она в 1983 году, а закончилась в 1988 году. С 1979
года я стал обучаться тогда еще полузапрещенным методам психоаналитической
психотерапии. Не буду описывать, с какими трудностями доставалась литература,
которая сейчас свободно лежит на всех прилавках уважающих себя книжных
магазинов, как надо мной смеялись, как вызвали в различные карательные органы, выясняя,
не занимаюсь ли я антисоветчиной. Но везде были умные люди, которые оказывали
мне поддержку и защищали. Занимался я тогда в основном трансактным анализом Э.
Берна, используя его, получал фантастические для меня результаты. Койко-день
сократился почти вдвое. Практически больные перестали поступать повторно.
Количество лекарств уменьшилось почти втрое. Руководство к моим нововведениям
относилось нейтрально, и слава Богу. Я даже решил и свои личные проблемы -
перестал болеть и стал преподавателем факультета усовершенствования врачей,
практически не имея на это никаких шансов (возраст, инвалидность 5-й группы,
отсутствие ученой степени и деловых и родственных связей). К 1983-му мои успехи
стали очевидными для моих учеников, и они стали наблюдать за моими методами
работы и